ru_composer (ru_composer) wrote in ru_kompositor,
ru_composer
ru_composer
ru_kompositor

ТЕАТР АБСУРДА


   К анализу режиссерских приемов спектакля по пьесе «Право собственности Союза композиторов»

   8 декабря страна отметила 15-летнюю годовщину распада Союза Советских Социалистических Республик и образования на его месте 15-ти независимых государств. В результате этой «геополитической трагедии» (В.В. Путин) перестал существовать, распался и Союз композиторов СССР.
   Мы хотим сделать вас свидетелями абсурдистской пьесы, которую вот уже полтора десятилетия с тех пор ставит по своему же сценарию и разыгрывает, виртуозно исполняя перед 1600 членами Союза композиторов России сразу нескольких главных ролей, его председатель, Владислав Игоревич Казенин. А помогают ему в этом его хозяйственные заместители – сначала Анатолий Маркович Клигерман, а затем, по смерти этого последнего, – его племянник, ныне действующий Игорь Моисеевич Рингер. Итак –

   Сказ о собственности
 
В 1992 году Союзу композиторов России, при разделе собственности Союза композиторов СССР, досталась «богатая вдова» – Всесоюзное издательство «Советский композитор», за которой(ым) числилось 4 (четыре) объекта недвижимости в центре Москвы: 1) здание самого издательства на Садовой-Триумфальной, д.12/14; 2) здание двухэтажного магазина «Мир музыки» на Садовой Триумфальной, 16; 3) здание цеха нотонабора в Оружейном переулке, 5/9; 4) производственно-складские помещения на Ионинской улице. Как оно и привыкло в прежнем «браке» с СК СССР, издательство продолжало перечислять новому «мужу» деньги. Только теперь, в новых экономических условиях, о которых нам всем есть что вспомнить, – не из прибыли от производственной деятельности, а от сдачи в аренду (в частности, Инкомбанку) своих помещений.
   Арифметика: у «вдовушки» – 4 объекта, у жениха – 0. Итого: 4 + 0 = 4.

   В 1994 году издательство сказало своему новому «мужу» – Союзу композиторов Рос-сии: Чего это я тебе деньги перечисляю, мы же с тобой одна семья? Давай лучше я два помещения оставлю себе – на доходы с них я книги–ноты–журналы–газеты буду издавать, а два помещения на тебя перепишу – чтобы ты, драгоценный муж, сам, по-мужски, не из моих рук, концерты–фестивали, съезды–секретариаты субсидировать мог. И вот тебе для этого магазин «Мир музыки» и цех нотонабора в Оружейном переулке. (см. Протокол передачи Документ 4) По моим расчетам, должно хватить с лихвой.
   Арифметика: у жены – 2, у мужа – 2. Итого: 2+2=4. Вся собственность остается в семье.

   Так они и жили в согласии, каждый своим непосредственным делом занимался. Что до жены, так она всем смыслом жизни своей почитала мужа обихаживать – на свой, издательский лад. А теперь совершим скачок во времени, на 12 лет вперед.
   В 2006 году приходит вдруг муж к жене и требует: а ну, перепиши на меня оставшиеся у тебя два объекта недвижимости! Мои они! Я глава семьи, я 100%-ный учредитель всей нашей семьи! Изумилась жена, да и спрашивает, тихо так, деликатно: милый, тебе что, на жизнь не хватает? А где ж те два объекта, которые я на тебя раньше переписала? Не твое дело! – отвечает муж. – А то, что у тебя есть, ты у меня украла. Не было у тебя вообще ничего и никогда. Сокол ты мой, – говорит жена, – дак есть же документы… Фальшивые у тебя документы! – вопит муж. – Не поднимался вопрос о том, чтобы у тебя  недвижимость была, на секретариате Союза композиторов! (см. письмо секретарей Документ 5) Милый, я понимаю, верно, у тебя лихие люди обманом мое приданое выманили, так Бог с ним, что ж поделаешь. Мы ж одна семья, у меня-то все целехонько. Ты ведь знаешь: все мое – твое, дай ты мне план, на какие секретариаты–съезды–концерты–фестивали тебе деньги нужны. Я включу их в свой производственный план и профинансирую все твои мероприятия! Не дам я тебе никакого плана! И деньги мне твои не нужны! Собственность давай! Все мое, и всегда моим было! – Забыл муж, что женат-то он на вдовушке с приданым всего 15 лет, а в прежние три с половиной десятилетия она (тогда – счастливая, полноправная жена тороватого СК СССР)  сама, на свои кровные, строила, покупала и содержала объекты недвижимости.
   Арифметика: у жены – 2, у мужа – опять 0. Итого: 2+0=2. Финансовое положе-ние семьи ухудшилось: 4–2=2.
  
   Совсем перепугалась жена. Боится, что и с оставшейся еще собственностью то же сделается, что и с «уплывшими» объектами «Мир музыки» и «Оружейный переулок». То есть, что от 4  (четырех) объектов недвижимости, доставшихся Союзу композиторов Рос-сии вместе с Издательством по наследству от Союза композиторов СССР, у Союза композиторов России не останется впредь НИЧЕГО.
   Арифметика: у жены будет 0, у мужа – 0. Итого: 0+0=0. А ведь жизнь-то кругом – не сахар, ой ли, семью по миру пустить…
 
   Перепугалась-то она, конечно, перепугалась,  а на защиту кровных интересов семьи супротив совсем сбрендившего главы семейства грудью встала: не замай!
   Но, может быть, муж одумался, встал на путь праведный, и теперь будет распоря-жаться имуществом в интересах всей семьи?
   Вот здесь встает коренной вопрос: кто же конкретно этот «муж»? Ведь Союз композиторов России – это все вы, дорогие композиторы и музыковеды, а вас-то никто все эти годы ни о чем не спрашивал. А действовало и действует от вашего имени в сфере материальных интересов всех вас, по своему собственному, единоличному на то усмотрению, не отчитываясь на органе правления – Секретариате, руководство Союза, а именно те, чьи имена прозвучали в начале нашего повествования. И теперь мы посмотрим, есть ли у нас основания доверять им в дальнейшем. 
  Арифметика: 2+0=2. Вот чего хочет издательство, пытаясь не отдать Казенину и Рингеру два сохраненных им объекта недвижимости.

    0 – Вот чего хотят Казенин и Рингер. Доказательства?
   Схема увода хорошо отработана. Ее раскопал журналист газеты «Версия»: «Словно испарились 453,1 кв.м. в здании по Минаевскому проезду, внесенные в 2002 году Союзом композиторов в лице Казенина в устав компании «ТрансКомИнтекс», который спустя год и десять месяцев был изменен, и Союз композиторов перестал владеть правами на указан-ные помещения» (Семен Рубинчик. «Лебединая песня Казенина». Общероссийская еже-недельная газета «Версия» №47 /72/, 04-10.12.2006). В статье не указано, что от «ТрансКомИнтекс» все документы подписывал… И.М. Рингер. (см. передаточный акт Документ 7)
Картина очевидна полностью.

«Я – не я, и шапка не моя»: главный постановочный ход В.И. Казенина
и его нынешнего помрежа (прежде реквизитора) И.М. Рингера
 
   «Уважаемый Владислав Игоревич, – спрашивает «массовка» (некоторые члены Союза композиторов России, которым еще не все окончательно «по фонарю»), – а куда же подевался магазин «Мир музыки», который раньше был структурным подразделением Всесоюзного издательства «Советский композитор»? Ведь помещение магазина было построено издательством и передано им Союзу?»
   «Господь с вами, – отвечает В.И. Казенин. – Помещение магазина мы арендовали у города, оно никогда не было нашим – и вашим. И его приватизировал – на законных основаниях, заметьте! – трудовой коллектив магазина». «Но почему тогда его на законных основаниях не приватизировал Союз композиторов? При чем тут трудовой коллектив? И вообще, какой документ позволил осуществить подобную приватизацию?!»
   А вот какой: акт приема-передачи от 19.11.96, от Союза композиторов – магазину. (см. Учредительный договор Документ 8 а, б) Неправда ваша, господин Казенин.
   «К тому же вы, Владислав Игоревич, утверждали некоторое время назад, что вместо магазина Союзу композиторов было предоставлено помещение в Самотечном переулке, д. 4. Где оно?»
   А оно сначала оказалось в собственности организации Бюро пропаганды современной музыки, учредителями которой являются… Казенин и Клигерман, а затем было благополучно продано.
    Далее В.И. Казенин в разных аудиториях дает разный ответ: «Это все подделки», или «Я ничего не знал, все мои подписи подделаны Клигерманом», или «Печать на 3 миллиметра меньше» и т.д.
    Беспроигрышный ход! И массовка – она же зрители – верит. Верит?!

О любви к «говорящим фамилиям»

   Ну не мог наследник великой русской театральной традиции, наделявшей персонажей фамилиями и именами, прямо указывавшими на их характер (Скалозуб, Коробочка, Иудушка…), – не мог В.И. Казенин не переработать творчески в своей постановке этот принцип. Удивительно, насколько говорящие названия имеют организации, ставшие собственниками бывшей собственности Союза композиторов. Конечно, они слегка зашифрованы, но зрителю, знакомому с советским «новоязом», расшифровать их – раз плюнуть! Смотрите сами.
   Какая организация располагается в бывшем магазине «Мир музыки»? «СЛАМИ». «СлаМи» – это сокращенное «Слава Михайлов» (см. Выписку из госреестра на недвижимое имущество и Карточку Москомимущества Документ 9 а, б). Михайлов – вначале арендатор части помещения в «Мире музыки», затем директор магазина, назначенный тогдашним руководством издательства по настоянию В.И. Казенина.
    Кто располагается в помещении бывшего цеха нотонабора издательства в Оружейном переулке? Некий магазин с вывеской «АРКЛИ». Для тех, кто не знает: «АрКли» сло-жилось из первых букв двух фамилий – Арутюнов и Клигерман. Второго (ныне покойного Председателя Музфонда) композиторы и музыковеды помнят. Первый – в далеком про-шлом, при прежнем руководстве издательства, трудился в нем заместителем директора по коммерческим вопросам.
   Поразительно: В.И. Казенин словно говорит членам Союза композиторов России:  Да вы мозги-то вообще напрячь можете? У вас же вся картина как на ладони, все в моей пьесе ясно и прозрачно! Просто вы – …

Высший пилотаж абсурда.
 
   Ну, как вам отгадывать ребусы? Вот вам еще один. Казенин любит называть организацию, в которой вы состоите, СКР. Как вам понравится такая расшифровка аббревиатуры: «Союз Казенина и Рингера»… А ведь по сути – по плодам его – так и есть.
  Спите, спите, дорогие композиторы и музыковеды. К концу пьесы, как мы уже сказали, у вас не останется НИЧЕГО!

«Какие пироги? Мы ж просили сапоги»

  В мультфильме «Маугли» есть гениальный эпизод: Ка(а) (какое совпадение, не правда ли?) гипнотизирует бандерлогов. «Бандерлоги, хорошо ли вы меня слышите?» «Да, о Ка(а)!»… Такое впечатление, что апатичное большинство (подавляющее!) членов Союза композиторов погружено в глубокий гипноз: «Меньше знаешь – лучше спишь…» Естественно, загипнотизированному можно внушить любую дезинформацию. Что главное в этом режиссерскоактерском приеме? Уверенно, с убеждающей интонацией НЕ отвечать на задаваемый вопрос. А – как говорил Аркадий Райкин – «запускать дурочку». Спросите, например: «Разве справедливо хотеть отнять у издательства его помещения, ведь оно САМО, за счет собственных средств купило производственно-складские помещения на Ионинской у Энерготехкомплекта (у него и платежка есть – см. Документ 6) и САМО по-строило помещения на Садовой-Триумфальной, когда СКР к издательству не имел ника-кого отношения? И ведь СКР НЕ является правопреемником СК СССР (тогда как Издательский дом «Композитор» является правопреемником «Советского композитора»). И вообще, разве не вы, Владислав Игоревич, в былые года настаивали на том, что Союз композиторов России, организованный Д.Д. Шостаковичем и ведомый Р.К. Щедриным, – организация, отдельная от «хренниковского» СК СССР? Это вы позже оценили выгоды преемственности»…
    Ответ (НЕ ответ) таков: «Причем тут документы, подтверждающие перевод денег за Ионинскую со счета Издательства? Причем Постановления Совмина и Мосгорисполкома? Акты, подписанные московскими чиновниками и директором издательства? Письменное подтверждение секретарями Союза композиторов России факта обсуждения Секретариатом в 1999 году вопроса о том, что производственно-складские помещения на Ионинской и здание издательства на Садово-Триумфальной должны быть оформлены изда-тельством в собственность? Доверенность от 10.03.2005, подписанная мною самим (В. Казениным) и свидетельствующая, что Главный редактор–Генеральный директор издатель-ства Григорий Воронов «представляет интересы СК» и имеет право «получать необходимые документы по вопросам государственной регистрации перехода от Общественной организации Союз композиторов России к ООО «Издательский Дом «Композитор» Союза композиторов России» права собственности на нежилые здания по адресу ул. Ионинская, стр. 1–6? ЭТО НАШЕ (СКР) издательство. НАШИ склады. МЫ – 100%-ный учредитель! Слушайте, что я вам говорю! Слушайте правду СКР! Бандерлоги, хорошо ли вы меня слы-шите?»
   Если вы еще не верите в виртуозность автора сценария, режиссера-постановщика и актера В.И. Казенина, почитайте, что и как он отвечает в своем Обращении к деятелям культуры. (см. Обращение, комментарий и письмо сотрудников Документы 10, 11, 12) Вместо ответа на запрос за подписью более 40 членов СК в Ревизионную комиссию СКР с требованием к председателю СК отчитаться перед членами СК, где собственность и где деньги, В.И. Казенин рассказывает о возмущенном письме Председателя Всероссийского музыкального общества А.И. Жидкова, якобы от имени которого на адрес Секретариата Союза композиторов некие злоумышленники прислали письмо в защиту издательства. Не сам ли он инспирировал это «подметное письмо» – чтобы получить основание вообще все письма в поддержку издательства объявить фальшивыми? А такие письма написали рек-тор Московской консерватории Т. Алиханов, кафедра теории Московской консерватории, Музей музыкальной культуры им. Глинки и многие другие очень и очень уважаемые и знаменитые деятели культуры. (см. Открытое письмо Документ 13 а, б) Вот именно так и «лепится деза».
   Интересно, кто-нибудь удивится, если сразу после выхода нашей газеты В.И. Казе-нин во всеуслышание заявит, что он и этого Обращения не писал, и не подписывал, а его подпись вставили в письмо без его ведома «злые люди»? И кто будет этим «злым человеком» на сей раз? Очень возможно, Рингер…

Возможность «асимметричного ответа»

   Уважаемые композиторы и музыковеды, и особенно секретари правления Союза композиторов России! У вас осталась ЕДИНСТВЕННАЯ возможность сохранить остатки вашей общей собственности – перестать играть по правилам «Союза Казенина и Рингера». То есть, по выражению М.С. Горбачева, дать его руководству «асимметричный ответ».
   Как? Очень просто. Выкинуть за ненадобностью реплики, предписанные для вас автором сценария Казениным. Отказаться от ролей и перестать выполнять мизансцены, предписанные режиссером-постановщиком Казениным. Наконец, покинуть свои кресла в этом театре абсурда, навязанном вам помрежем и реквизитором Рингером.
   Наверно, вы спросите, как это можно сделать, не разрушая сам Союз композиторов? Уклониться от навязываемого вам СПОСОБА ДЕЙСТВИЙ, где на ваш вопрос к издатель-ству: а где такая бумажка, а где сякая? вам эти бумажки там покажут, но Казенин будет говорить, что всё, вообще всё подделано (отсюда следует и то, что никакого письма председатель Всероссийского музыкального общества не писал; еще раз рекомендую: очень внимательно прочтите Обращение, публикуемое на страницах нашей газеты, в котором редакция не изменила ни одной буквы или запятой! – еще один акт в пьесе театра абсурда СКР).
    Откройте же глаза, а точнее, поверьте им – ведь вы это не раз видели, проходя по цен-тру Москвы: Издательский Дом «Композитор», правопреемник Всесоюзного издательства «Советский композитор», принесшего Союзу композиторов России 4 (четыре) объекта не-движимости в столице, не только готов грамотно, рационально, успешно управлять оставшимися у него, а значит, у Союза композиторов – у всех вас! – двумя объектами не-движимости и дальше. Он готов, именно за счет грамотного – и честного – управления:
1. продолжать финансировать выпуск нот и книг членов Союза композиторов России
2. продолжать финансировать выпуск двух газет и двух журналов
3. уже с 2007 года начать финансировать все мероприятия Союза композиторов России, и даже, если надо, зарплату аппарата Союза композиторов России.
   Но только, если план мероприятий и смета будут официально обсуждены и утверждены Секретариатом Союза композиторов России.

   К сожалению, я уверен, что выходные арии и слаженные дуэты Казенина–Рингера и впредь будут производить неизгладимое впечатление на часть композиторов и музыковедов. Наверняка кто-то не сможет отделаться от дурной привычки думать (а точнее НЕ думать), что «начальство не может быть не право». Для кого-то отношение к ситуации бу-дет связано с ожиданием от Казенина помощи в получении званий и наград. Как будто только от него они и зависят. И как будто таким людям потеря издательства ничем не гро-зит. Верно, им издавать нечего – а только за званиями гнаться.
   Тем же композиторам и музыковедам, кто активно творит, я рекомендую обратить внимание на запланированную на 2007 год Издательским домом «Композитор» програм-му «50 сборников к 50-летию Издательства «Композитор». В будущем году издательство, на три года раньше Союза композиторов России, отметит свой полувековой юбилей. И КАЖДАЯ композиторская организация получит право издать отдельный сборник из луч-ших произведений входящих в нее композиторов (естественно, какие-то сборники будут толще, другие тоньше). Работам музыковедов, без деления на организации, также будет посвящен ряд сборников.
   И что бы ни говорили вам Рингер и Казенин, издательство будет издавать эти сборники НА СВОИ ДЕНЬГИ.
   Дело за малым.
   Ну, так что делать-то, спросите вы? Начать с того, чтобы прекратить пляску свято-го Вита имени СКР вокруг Издательского дома «Композитор». А закончить можно и созывом внеочередного Съезда композиторов России, выражением вотума недоверия В.И. Казенину и И.М. Рингеру и отзывом нынешнего Председателя с его поста.

«Российская музыкальная газета»
Шеф-редактор РМГ А. Власов

   
  

   На данный момент В. Казенин, добившись громким и долгим криком на Секретариате большинства послушных ему голосов, снял таки Воронова – по мнению многих членов Союза композиторов, за все годы существования издательства «Советский композитор» – «Композитор», лучшего главного редактора – генерального директора (для тех, кто не знает: Григорий Воронов – хороший композитор и исключительно интеллигентный, порядочный и скромный человек, – хотя и слегка флегматичный. Кричать он не умеет. Воровать, кстати, похоже, тоже. Во всяком случае, как соотнести слухи, распро-страняемые Казениным, что у Воронова счета в Дании, с тем фактом, что, в отличие от Казенина, Воронов до сих пор живет на окраине в малогабаритной квартире и ездит на старенькой иномарке? Вернее, ездил – потому что, потеряв ее в этом году а автоаварии, он не может себе позволить купить другую… ).
   Итак, ничто и никто не помешает теперь председателю Союза композиторов и тем силовым и прочим структурам, что стоят за ним, делать с издательством «Композитор» и принадлежащими ему «престижными площадями в самом центре Москвы» все, что они ни пожелают. А что они пожелают? Только представим себе, СКОЛЬКО ЗА-ДОЛЖАЛ Казенин этим структурам за ДЕВЯТЬ МЕСЯЦЕВ БОРЬБЫ с издательством и за ВОЗБУЖДЕНИЕ ДВУХ УГОЛОВНЫХ ДЕЛ ПРОТИВ ЕГО РУКОВОДСТВА (первое за-крыто, второе в производстве)… И это не говоря уже о том, СКОЛЬКО ЗАПЛАТИЛ – ИЛИ ЗАДОЛЖАЛ – Казенин за ЗАКРЫТИЕ УГОЛОВНОГО ДЕЛА, заведенного ПРОТИВ НЕГО САМОГО…
   На самом деле – в качестве гипотезы – нетрудно представить себе, что «отмазка» председателя Союза композиторов от уголовного дела состоялась именно благодаря его давним связям с бюрократическими и силовыми кругами – с вышеупомянутыми «комитетчиками»-«ветеранами КГБ», с Коржаковым, наверняка, и с кем повыше (поди узнай!). Но натрави на дракона дракона – что получится? Правильно: более сильный все равно тебя проглотит. Очень уж похоже на то, что нет больше Владислава Казенина – почетного деятеля Союза композиторов, неустанно пекущегося о благе своих подопечных. А есть безвольная марионетка, ничего не могущая поделать против навязывающего ей свою волю и тупые действия монстра, ведущего себя в условиях учреждения культуры как оргпреступная группировка. Марионетка циничная, уже давно не боящаяся общественного мнения, но страшно боящаяся за свою жизнь. Очень похоже, что он им СЛИШКОМ задолжал.
   Увы, все это четко вписывается в общую кошмарную тенденцию последних лет – тенденцию нового криминального передела собственности с помощью силовых структур, уходящих корнями в госструктуры. И в еще более кошмарную тенденцию – отнятия у сферы культуры того из ее материальной базы, что у нее еще осталось! И нет на эту жуть никакой управы… Воронов как-то сказал во всеуслышание, что если бы евро-отремонтированные и перестроенные помещения складов на Ионинской, выгодно купленные издательством на свои деньги еще до переоформления учредительства с СК СССР на СКР – напомним: НЕ являющегося правопреемником СК СССР; но кто тогда, в мутной воде 90-х, думал о по-следствиях неточных формулировок в спешно переделываемых правоустанавливающих документах? (кроме ушлых людей, разумеется!) – если бы эти помещения продать и вложить деньги во что-то солидное, одних процентов хватило бы на организацию всех, какие ни на есть, фестивалей СКР, и еще на то, чтобы ежемесячно приплачивать ВСЕМ членам СК. Куда теперь пойдут эти деньги – деньги членов Союза композиторов?
   Безусловно, мы этого не узнаем. Но из того, что и как будет происходить дальше с помещениями издательства на Садовой-Триумфальной и с самим издательством, будет ясно абсолютно всё. Тайное УЖЕ стало явным.
    Будем следить за развитием событий.

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
  • 2 comments